Профессиональный взгляд: инновации фортепианной фабрики Steingraeber & Söhne

 

Конструкция фортепиано не менялась уже много лет, а последние технологические изыскания мануфактур самого разного уровня направлены, в основном, на повышение силы и громкости звучания. Тем не менее, есть производители, которые следуют другим путём и сосредоточены на инновациях, ориентированных на качество звука и максимальный комфорт для исполнителя. Таким новатором сегодня является немецкая фортепианная фабрика Steingraeber & Söhne, умело сочетающая традиционное ручное производство с новейшими разработками, а также адаптирующая гениальные изобретения прошлого к современным реалиям. На сегодня у Steingraeber ‘а зарегистрировано рекордное количество патентов, в сравнении с другими производителями роялей и пианино премиум-класса.

 

Пианист и преподаватель, а по совместительству специальный эксперт профессионального американского издания Piano Buyer Хью Санг протестировал наиболее популярные инновации Steingraeber на стенде фабрики в рамках выставки NAMM-2017 в Анахайме. Представляем вашему вниманию перевод обзорной статьи, опубликованной в весеннем издании Piano Buyer.

 

Тихие открытия легендарной фабрики
Хью Санг (Hugh Sung)

 

 <<В начале своей профессиональной карьеры я был аккомпаниатором великого скрипача Аарона Розанда. Почти 20 лет назад нас пригласили выступить в концертном зале Уигмор-холл в Лондоне. За несколько дней до выступления мы встретились с другом Аарона, который отвёз нас в старинное поместье красного кирпича, уютно разместившееся между ухоженными садами и мягкими холмами графства Суррей, примерно в тридцати километрах юго-западнее Лондона.

 


Там нам посчастливилось увидеть уникальную коллекцию старинных клавесинов и роялей, принадлежавших великим людям – Пёрселлу, Баху, Моцарту, Бетховену, Шуберту, Шопену, Листу, Малеру и Элгару. Позже эта частная экспозиция вошла во всемирно известную коллекцию исторических клавишных инструментов Cobbe Collection в Хэтчлэндс-парке, и я до сих пор благодарен предоставленной возможности поиграть на каждом инструменте, а не просто полюбоваться их визуальной красотой. Я был поражён яркой индивидуальностью каждого инструмента, которая проявлялась как в разнообразии внешней отделки, так и в функциональных особенностях. Коленный рычаг для контроля демпферов! Рояль с «турецким» регистром, который активирует звуки барабанов и тарелок для имитации турецкой военной музыки – великолепный аккомпанемент «Турецкому рондо» Моцарта!

 


Один рояль особенно привлёк моё внимание. Если мне не изменяет память, это был «Плейель» (Pleyel) с пятью педалями. Все ранние конструкции роялей обычно имеют две педали: одна – для демпферов, чтобы контролировать длину вибрации струны перед ударом молоточка по ней, и вторая – чтобы смягчать или глушить струны. В поздних роялях добавилась третья педаль – состенуто, для выборочного удлинения нот. Но зачем пианисту пять педалей?! Крайняя педаль справа была стандартной демпферной. Для её немедленного отключения имелась разновидность левой педали, которая мягко приглушала струны за счёт какого-то мягкого материала. Тем не менее, на месте центральной педали была ещё одна левая педаль, которая ещё больше приглушала звучание. Оставшиеся 2 педали добавляли новые оттенки мягкости, а пятая педаль позволяла добиться такого пианиссимо, что звук рояля напоминал шелест прозрачных крылышек мотылька. Этот нюанс можно было услышать, только находясь в непосредственной близости к инструменту. Куратор выставки рассказал мне, что этот рояль был любимым инструментом Шуберта, который жил неподалёку от салона Pleyel. Композитор был слишком беден, чтобы купить этот роскошный рояль с уникальным мягким звуком, но он часто играл на нём в салоне. Позже я узнал, что удивительные педали назывались сурдинами.

 

Внезапно мне раскрылся новый смысл музыки Шуберта: бархатные переливы в «Импровизациях» становятся тем более волшебными и неземными, чем выше уровень мягкости звучания. Эффект практически недостижимый на современных роялях, конструкция которых призвана покрыть большие концертные залы – здесь не до музыкальной рефлексии, на первом месте сила.

 

 

Большой концертный рояль Steingraeber E-272

 


Спустя годы на выставке NAMM в 2017 году я попробовал рояль, напомнивший тот 200-летний Pleyel. Это был стенд фабрики Steingraeber & Söhne, модель E-272 – и моё первое знакомство с инструментами семейной баварской мануфактуры.

 


Рояли Steingraeber & Söhne небольшими партиями изготавливаются вручную в Байройте, живописном городке на Ротер-Майне, Германия, в 145 милях севернее Мюнхена. В Байройте ежегодно проводится знаменитый Вагнеровский фестиваль. Основанная в 1852 году фабрика до сих пор принадлежит семье Штайнгребер – сейчас ею управляют представители шестого и седьмого поколения, с которыми я и познакомился на выставке NAMM в Анахайме.

 

 Как концертный инструмент рояль E-272 великолепен – оглушительно мощный, но при этом сохраняющий чистоту звучания и передающий всё тембральное разнообразие. Рояли Steingraeber & Söhne адаптированы к европейской звуковой палитре, в которой чистота звука никогда не теряется – никакой грязи, особенно, в басах. Тактильные ощущения от клавиатуры потрясающие – она прекрасно сбалансирована, способна передавать тончайшие звуковые оттенки. Рояль E-272 сравним с концертными инструментами премиум-класса, на которых мне приходилось когда-либо играть, но при этом имеет своё собственное лицо и уникальные опции.

 


Например, эффект Сурдины (педаль Sordino) – специальный рычаг, который выдвигает кусочек войлока между молоточками и струнами, приглушая звук. Эта удивительная опция напомнила мне ту неповторимую атмосферу инноваций и творчества, которую я почувствовал двумя десятилетиями ранее в Хэтчлэндсе. Эффект сурдины в рояле Steingraeber & Söhne активируется коленным или ручным рычагом как дополнительная функция средней педали. Звук приглушается, но все краски при этом сохраняются. Это делает возможным исполнение тончайшего пианиссимо – звучание очень похоже на тот шубертовский Pleyel с пятью педалями.

 

 

 

 

 Интересен факт, что желаемый уровень пианиссимо Шуберт нотировал как fp. Эффект потрясающий, но необходимо применять его перед ударом по клавишам, так как звук не может быть изменён после того, как нота прозвучала. Возможно, в будущих разработках будет найдено решение выводить демпфирующий материал после вибрации струн, чтобы создавать уникальное, приглушённое послезвучие для более сильного сфорцандо (мгновенный акцент или усиление звучания) или субито (мгновенное угасание звука).

 

Ещё одна запатентованная инновация Steingraeber – Моцарт-педаль – активируется ручным или коленным рычагом и укорачивает расстояние между молоточками и струнами, тем самым ослабляя громкость звучания. При использовании Моцарт-педали ход молотков сокращается с 47 до 36 мм, а вертикальный ход клавиш (глубина) – с 10 до 8 мм. Результатом является существенное снижение интенсивности звука. Сначала я не понял, для чего нужна эта опция, но потом меня осенило: она идеальна для совместной работы. Частичное закрытие крышки концертного рояля ненамного ослабляет громкость, а полное закрытие «убивает» прозрачность звучания, делая его приглушённым и несколько матовым. Применение Моцарт-педали является отличным решением проблемы баланса в аккомпанировании солирующему инструменту, а также в других аспектах исполнения камерной музыки.

 

 


Ещё одно, третье, достоинство роялей Steingraeber заключено в самой крышке. Всем, кому приходилось поднимать крышку большого концертного рояля, знает, сколько усилий для этого требуется. А если вы ещё и невысокого роста, как я, то ждать помощи приходится разве что от небес. В крышках роялей Steingraeber & Söhne, включая E-272, опционально используется сотовый материал, применяемый в авиастроении – по принципу сэндвича он с двух сторон закрыт деревом. Крышка из сотового материала является самой лёгкой в мире – она почти в два раза легче типовой крышки, изготавливаемой из прессованной древесины (МДФ). При этом инновационная крышка Steingraeber звучит – авиационный сотовый материал имеет способность резонировать, в чём можно было убедиться даже в акустически мёртвом павильоне выставочного центра в Анахайме.

 

 

Инструменты Steingraeber & Söhne демонстрируют, что дух инноваций в фортепианостроении всё ещё жив. И хотя эффект сурдины и Моцарт-педаль основаны на базовых механизмах, которые использовались в конструкции пианино, очень здорово видеть их сегодня в концертных роялях. Например, сурдина – это грубый эквивалент третьей педали-модератора в пианино, а Моцарт-педаль имитирует функционал левой педали, которую можно встретить в некоторых старых пианино.

 

Кроме того, приятно видеть технические инновации, направленные на смягчение звучания, а не на повышение силы и громкости. Дальнейшие исследования в выражении пианиссимо могут стать волшебным художественным противоядием от шума и суеты современного ритма жизни.

 


Эффект Сурдины (Sordino) доступен опционально на моделях Steingraeber & Söhne C-212, D-232 и E-272, стоимость зависит от выбранной конфигурации. Моцарт-педаль может быть установлена как дополнительная опция на всех роялях Steingraeber, стоимость также зависит от выбранной конфигурации инструмента.

 

Смотрите видео, в котором Хью Санг демонстрирует эффект Сурдины и Моцарт-педаль:

 

Хью Санг – это корейско-американский пианист, писатель, преподаватель и бизнесмен. Он является сооснователем компании AirTurn, выпускающей цифровые аксессуары для музыкантов, преподаёт фортепиано в Кёртисовском институте музыки и в собственной онлайн-школе ArtistWorks. Ведёт популярный еженедельный подкаст о создании музыки: https://amusicallife.com

2015 Продажа музыкальных инструментов для организаций - Профессиональный взгляд: инновации фортепианной фабрики Steingraeber & Söhne. Экспотон
Powered by Joomla 1.7 Templates